admin / 15.08.2018

Сокращение штата судебная практика

Судебная практика по разрешению трудовых споров при сокращении (часть 2)

Часть 1 ст. 179 ТК РФ относится к числу норм, регламентирующих порядок увольнения в связи с сокращением штата работников, — она определяет основанное на объективных критериях правило отбора работников для оставления на работе. Правильность применения работодателем указанных критериев при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников по заявлению работника может быть проверена в судебном порядке…

Решением Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 3 ноября 2003 г. в иске отказано, одновременно с Министерства в пользу Ц. взыскано невыплаченное пособие в размере 37 649 руб. 72 коп.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия 29 января 2004 г. решение оставила без изменения.

В надзорной жалобе Ц. просила судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции на основании ст. 387 ГПК РФ ввиду существенного нарушения норм материального права.

26 июля 2004 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ для проверки в порядке судебного надзора и определением судьи Верховного Суда РФ от 20 декабря 2004 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — президиум Верховного Суда Республики Ингушетия.

Однако из-за отсутствия кворума президиума Верховного Суда Республики Ингушетия дело определением судьи Верховного Суда РФ от 16 мая 2005 г. направлено для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ. Судебная коллегия Верховного Суда РФ 24 июня 2005 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

Как видно из судебного решения Назрановского районного суда Республики Ингушетия, суд, обсуждая исковые требования Ц., признал установленным, что увольнение истицы состоялось с нарушением требований действующего законодательства. Однако в удовлетворении данного требования отказал в связи с пропуском ею срока для обращения в суд за защитой своего нарушенного трудового права. Между тем этот вывод суда не основан на законе и материалах дела.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Из дела усматривается и сторонами по существу не оспаривалось, что о предстоящем увольнении Ц. в установленном законом порядке не предупреждалась, после окончания отпуска без содержания к работе не допускалась и о состоявшемся своем увольнении по сокращению занимаемой должности узнала лишь 25 июня 2002 г. — в день вручения ей трудовой книжки, что подтверждается журналом учета трудовых книжек. В суд же за защитой своего нарушенного права она обратилась 23 июля 2002 г., т.е. до истечения предусмотренного законом месячного срока со дня получения трудовой книжки.

При названных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о пропуске Ц. срока на обращение в суд с исковыми требованиями является ошибочным.

Таким образом, при рассмотрении требования истицы о восстановлении на работе судом допущено неправильное применение и толкование нормы материального права — ст. 392 ТК РФ, что в силу ст. 387 ГПК РФ относится к существенным нарушениям норм материального права, влекущим в этой части отмену судебного решения, а также определения кассационной инстанции, вопреки положениям ст. ст. 361, 363 ГПК РФ, оставивших допущенное судом нарушение без внимания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия в части отказа Ц. в иске о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отменила и вынесла новое решение о восстановлении ее на работе в должности первого заместителя Министра молодежной политики, спорта и туризма Республики Ингушетия. В части требований о взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда дело направила в тот же районный суд Республики Ингушетия на новое рассмотрение в ином составе судей.

К наиболее сложным трудовым спорам, связанным с применением ст. 179 ТК РФ, относятся, назову их «комбинированные сокращения штата» с одновременным проведением реорганизации структуры управления организации. В таких случаях сокращению подлежат одни должности профессиональных управленцев (менеджеров различного уровня) совместно с упраздняемыми структурными подразделениями и одновременно создаются другие структурные подразделения со своим руководящим штатом.

  1. Характерным примером такого сложного трудового спора стала ситуация, рассмотренная в журнале «Трудовые споры» N 10 за 2006 г. <1>, в которой автор обещал вернуться к этой теме после обращения в надзорную инстанцию Верховного Суда РФ. Как и ожидалось, судьи, специализирующиеся на «фильтрации» жалоб по трудовым спорам, после 5-месячного рассмотрения надзорной жалобы и прилагаемых к ней постановлений нижестоящих судов не стали изменять свой правовой подход, выработанный в условиях действия доктринальных комментариев к КЗоТ 1971 г. <2>.

<1> См. «Трудовые споры» N 10 за 2006 г. статья «Защита права на труд», с. 58.
<2> См. Определение Верховного Суда РФ по делу N 5-Ф07-165.

Напомню, что в отличие от привычной схемы сокращения рабочего места, однородного с оставшимися рабочими местами, в рассматриваемом случае все сокращаемые должности были не однородны по наименованию, но однопорядковы по руководящему статусу — менеджеры структурных подразделений и заместители руководителя организации. Учитывая, что вновь введенные и имеющиеся вакансии были предложены избирательно и произвольно только отдельным сокращаемым руководителям без соблюдения правил ст. 179 ТК РФ, поэтому и возник трудовой спор о законности увольнения по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

Тем не менее у судьи, рассматривавшего надзорную жалобу в порядке, определенном ст. ст. 380 и 381 ГПК РФ, не возникло сомнения в законности судебного постановления суда 2-й инстанции, и он, перефразировав аргументацию Мосгорсуда, обосновал свой отказ в истребовании дела следующим образом. Правила ст. 179 ТК РФ о преимущественном праве оставления на работе к данным правоотношениям не применимы, поскольку по смыслу этой нормы необходимым условием для возможности сравнительной оценки производительности труда и квалификации работников является то, что они должны выполнять либо одну и ту же работу, либо их трудовые функции должны быть настолько схожи, чтобы была возможность сравнить деловые качества этих работников. В данном же случае сравнить производительность труда и квалификацию истца с квалификацией других работников у работодателя не было, поскольку занимаемая истцом должность заместителя директора по производству была единственной и, соответственно, никто из других работников на аналогичной должности не работал.

Здесь уместно обратить внимание на исследованную ранее правовую природу тех гарантий, которые содержатся в ст. 179 ТК РФ. Правила, изложенные в этой статье, направлены на юридическую защиту работников от произвольных увольнений по инициативе работодателя с одновременным правовым обеспечением прежде всего соблюдения экономических интересов последнего.

Кроме этого, не следует забывать главный правовой принцип, применяемый к процедуре сокращения штатного персонала, — сокращаться должны не люди за личные их качества, не устраивающие работодателя (это допустимо при увольнении по другим основаниям, например по п. 3 ст. 81 ТК РФ), а штатные единицы, не вписывающиеся в изменившиеся производственные потребности работодателя.

Поэтому законодатель попытался ограничить работодателя в возможности увольнять по своей инициативе работника без социальной его поддержки, обязав первого заполнять имеющиеся у него вакансии, соблюдая гарантии, установленные в том числе в ст. 179 ТК РФ. Это в целом позволяет достичь баланса интересов как работодателя, так и работника. Учтем, что название ст. 179 ТК РФ звучит как «преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников». Это предполагает еще до издания приказа о сокращении персонала проведение сравнительного анализа кадрового состава организации с перспективными штатными потребностями работодателя. Только после этого анализа среди работников, подпадающих под сокращение штата, происходит отбор на вакантные рабочие места (если они вводятся или не ликвидируются) лиц, личные и иные качества которых должны соответствовать критериям, изложенным в ст. 179 ТК РФ.

Этот вывод уже давно сделан в теории и практике применения трудового права и поэтому закреплен в ст. 179 ТК РФ как способ социальной оптимизации и рационализации частных интересов субъектов трудовых отношений. Так, в частности, экономический интерес работодателя соблюдается за счет того, что на имеющихся вакантных должностях остаются работники с более высокой квалификацией и производительностью труда. Это позволяет работодателю даже с меньшей численностью персонала выполнять тот же объем работы, сохраняя или повышая ее качество. В то же время интересы работников соблюдаются в связи с применением в ст. 179 ТК РФ принципа справедливости. Это выражается в том, что в организации остаются, прежде всего, лучшие по показателям производительности труда и квалификации из сокращаемых сотрудников, которым гарантируется оперативное трудоустройство у этого же работодателя. В случае же равенства у сокращаемых работников показателей, указанных в ч. 1 ст. 179 ТК РФ, преимущество отдается тем из них, которые должны быть дополнительно социально защищены из-за наличия у них особенностей, отраженных в ч. 2 ст. 179 ТК РФ.

Поэтому сложно понять правовую позицию представителей судебного сообщества, которые вопреки логике и здравомыслию исключают из сферы действия гарантий, установленных в ст. 179 ТК РФ для отбора наиболее квалифицированных работников, лиц, относящихся к менеджерам любого уровня. Такой подход делает применение правил ст. 179 ТК РФ ограниченным и дискриминационным по отношению к лицам, занимающим руководящие должности, которые просто по определению не могут быть однородными. Этот вывод следует из того, что в организациях не бывает структурных подразделений с одним и тем же наименованием и заместителей руководителей без раскрепления должностных обязанностей по конкретным направлениям. Таким образом, этот подход исключает применение гарантий ст. 179 ТК РФ к сокращаемым руководящим работникам, претендующим на конкретную вакантную должность, ставя их отбор в зависимость от субъективного усмотрения работодателя.

Поэтому обозначенный выше правовой подход судей является бесспорным только для применения положений ст. 179 ТК РФ в узком ее смысле. Ведь следует не забывать, что работодатель не освобожден законодателем от обязанности предлагать одновременно или разновременно всем сокращаемым работникам все имеющиеся вакансии (от дворника до директора), естественно, с учетом их квалификации и состояния здоровья, а в случае выбора какой-то вакансии несколькими работниками в силу должны вступить опять же правила ст. 179 ТК РФ.

Весомым аргументом в обосновании такого подхода к применению ст. 179 ТК РФ к указанному случаю является факт почти однородного по квалификации и стажу работы состава сокращаемых управленцев, потенциально претендующих на одно или несколько вакантных руководящих рабочих мест. Как известно, существует такая специфичная категория работников — профессиональные управляющие. На практике, в необходимых случаях, допускается на всех уровнях управления деятельностью работодателя, в т.ч. в госслужбе, перемещение профессиональных менеджеров по горизонтали или вертикали без конкурсного отбора на почти аналогичные должности в различные по своей специфике структуры внутри или вне своего ведомства.

В рассматриваемом деле работодатель обязан был обосновать, каким критериям он следовал при выборе из нескольких сокращаемых топ-менеджеров своей организации того одного, которому он предложил перевод на вакантное руководящее рабочее место. Освобождение работодателя от обоснования критериев отбора оставляемого на работе персонала может привести к узаконению произвола в подборе персонала. Произвол позволит иметь возможность применения как законных оценок качеств сокращаемых работников, например по их квалификации, так и незаконных, например дискриминационных, в частности, по национальному признаку или кумовству.

Следовательно, применение правил ст. 179 ТК РФ по судебным меркам не универсально и абсолютно, а, как видим, относительно и дифференцированно по субъектному составу сокращаемых работников, причисленных к однородной профессиональной группе. Однако ни в ст. 179 ТК РФ, ни в иных нормах трудового законодательства не содержится никакой ограничительной оговорки (изъятия) из общего правила. Например, что правила о приоритете одних работников перед другими в оставлении на работе при сокращении численности (штата) персонала ограничительно применяются в каких-то особых случаях (правоотношениях), например только при сокращении сходных должностей.

Поэтому несоблюдение положений ст. 179 ТК РФ в любых случаях, когда при сокращении штата (численности) персонала необходимо осуществить отбор увольняемых или неувольняемых работников, является прямым нарушением порядка расторжения трудового договора по п. 2 ст. 81 ТК РФ. В свою очередь, возможность избирательного применения или неприменения норм ст.

179 ТК РФ в случаях, когда требуется выбор одного из нескольких сотрудников при сокращении персонала, выхолащивает смысл ее введения в ТК РФ как своеобразной конкурсной нормы, позволяющей по ясным критериям защитить интересы как работодателя, так и работника.

В реальной производственной жизни не конкретизированные по содержанию положения ст. 179 ТК РФ применяются как в узком, так и в широком смысловом толковании ее норм. Так, в узком смысле понятие «преимущественное право на оставление на прежнем рабочем месте или на аналогичной должности» применяется, когда это право касается оценки нескольких сокращаемых работников, занимающих идентичные или сходные должности, на оставление, допустим, одного из них на одном сохраняемом аналогичном бывшему рабочем месте. В широком и буквальном смысле, который охватывает и узкий, понятие «преимущественное праве на оставление на работе» применяется в любом случае, когда при ликвидации в том числе нескольких разнородных должностей работодателю следует провести выбор из ряда претендентов только одного работника на конкретное рабочее место. Причем узкий подход применения ст. 179 ТК РФ имел реализацию в кадровой практике при плановой экономике советского периода, а широкой подход имеет применение в условиях рыночных правоотношений субъектов трудового договора.

  1. Напомню, что эта неопределенность была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который уклонился от толкования правоприменительного смысла данной статьи <3>. В своей жалобе в Конституционный Суд РФ гражданка А.С. Витова оспорила в целом конституционность ч. 1 ст. 179 ТК РФ, в соответствии с которой при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. По ее мнению, данная норма, содержащая понятие «оставление на работе», ограничительно истолковываемая судами общей юрисдикции как «оставление на аналогичной должности», не соответствует ст. ст. 1 (ч. 1), 2, 7, 17, 18, 19, 37 (ч. 1, 3 и 4) и 55 Конституции РФ.

<3> См. Определение от 21.12.2006 N 581-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Витовой Антонины Степановны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации».

Тем не менее Конституционный Суд РФ попытался в общих чертах дать свое видение цели применения ст. 179 ТК РФ и выразил свою позицию о необходимости ее разъяснения силами специалистов Верховного Суда РФ, что выразил следующим образом.

Часть 1 ст. 179 ТК РФ относится к числу норм, регламентирующих порядок увольнения в связи с сокращением штата работников, — она определяет основанное на объективных критериях правило отбора работников для оставления на работе. Установив в качестве таких критериев более высокую производительность труда работника и его квалификацию, законодатель исходил как из необходимости предоставления дополнительных мер защиты трудовых прав работникам, имеющим более высокие результаты трудовой деятельности и лучшие профессиональные качества, так и из интереса работодателя в продолжении трудовых отношений с наиболее квалифицированными и эффективно работающими работниками. Правильность применения работодателем указанных критериев при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников по заявлению работника может быть проверена в судебном порядке. Между тем в силу ст. ст. 118 и 126 Конституции РФ выбор норм материального права, подлежащих применению с учетом фактических обстоятельств дела к спорным правоотношениям, и их истолкование относятся к полномочиям суда общей юрисдикции, разрешающего спор. А проверка законности и обоснованности его решения в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РФ, — к полномочиям вышестоящих судебных инстанций.

Иными словами, Конституционный Суд РФ повторил прописные истины, содержащиеся в современном трудовом праве, о понимании правовой категории «преимущественное право» в широком его смысле, который обеспечивает более высокую степень защиты интересов работников, чем применение ее в узком смысле. Кстати, почему-то до сих пор Верховный Суд РФ не дал толкование порядка применения ст. 179 ТК РФ в материалах соответствующего Пленума. Было бы неплохо, если бы Пленум Верховного Суда РФ разъяснил правоприменителям и правопользователям, чем применительно к ст. 179 ТК РФ отличается место работы от рабочего места. Такая необходимость уже возникла, что следует из обращения граждан в Конституционный Суд РФ и его реакции на молчание Верховного Суда РФ, начиная с периода действия понятия «преимущественное право на оставление на работе» еще с периода действия КЗоТ 1971 г.

В.Архипов

К. ю. н.,

При проведении процедуры сокращения численности или штата работников организации (основание, предусмотренное п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) возможны различные спорные ситуации. Увольнение по данному основанию может быть признано судом незаконным, в результате чего работник восстанавливается на работе, а с работодателя взыскиваются заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда. Рассмотрим пример трудового спора из частной юридической практики с наглядными действиями и вынесенным судебным решением.

СПРАВКА

Часть 1 п. 2 ст. 81 ТК РФ предусматривает расторжение трудового договора по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

ПРОЦЕДУРА УВОЛЬНЕНИЯ

Существует ряд действий, который работодатель обязан выполнить для законного увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ:

Шаг 1. Издать приказ об изменении штатного расписания и сокращении численности или штата работников организации.

Шаг 2. Подготовить форму уведомления, содержащего всю необходимую информацию о сокращении выбранных должностей.

Извлечение

из Трудового кодекса РФ

Статья 180. Гарантии и компенсации работникам при ликвидации организации, сокращении численности или штата работников организации

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

Шаг 3. Согласно ч. 1 ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан, в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ, предложить работнику другую имеющуюся у него работу (вакантную должность), соответствующую квалификации работника. Увольнение будет возможно только в том случае, если работник откажется от предложенных вакансий или они будут отсутствовать у работодателя.

Шаг 4. Не позднее чем за два месяца до увольнения работодатель должен уведомить об этом орган службы занятости населения.

Шаг 5. На основании вышеназванных документов составляется приказ об увольнении работника по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Кроме того, есть несколько категорий работников, увольнение которых по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ будет считаться незаконным:

1) работники в период временной нетрудоспособности (ч. 6 ст. 81 ТК РФ);

2) работники, находящиеся в отпуске (любого вида) (ч. 6 ст. 81 ТК РФ);

3) беременные женщины (ч. 1 ст. 261 ТК РФ);

4) женщины, имеющее ребенка в возрасте до трех лет, одинокие матери, воспитывающие ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или малолетнего ребенка — ребенка в возрасте до 14 лет, другие лица, воспитывающие указанных детей без матери, родитель (иной законный представитель ребенка), являющийся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях (ч. 4 ст. 261 ТК РФ).

Следует отметить, что, в соответствии со ст. 269 ТК РФ, расторжение трудового договора с работниками в возрасте до 18 лет по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации или прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), помимо соблюдения общего порядка увольнения, допускается только с согласия соответствующей государственной инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Итак, рассмотрим случай из судебной практики о незаконном увольнении работника по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

ПОЗИЦИЯ ИСТЦА

Работник О. обратился с иском в суд к ООО о признании его увольнения недействительным, восстановлении его на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также о компенсации морального вреда.

Работник представил суду документ, который подтверждает, что он состоял в трудовых отношениях с данной компанией: трудовой договор, в котором указывается, что работник занимал должность заместителя главного инженера по технике безопасности в филиале ООО.

В ходе судебного заседания истцом также были представлены приказ и дополнительное соглашение к трудовому договору о переводе его на должность главного инженера по технике безопасности на время отпуска главного инженера филиала. Далее на основании еще одного дополнительного соглашения к трудовому договору О. был переведен на должность главного инженера по технике безопасности филиала ООО на постоянной основе.

Работнику было вручено уведомление об увольнении в связи с сокращением численности работников. Решение данного вопроса было принято единолично генеральным директором ООО.

Истцу было предложено на рассмотрение несколько нижеоплачиваемых вакантных должностей, от которых он отказался, так как предлагаемые должности не соответствовали его квалификации исходя из основных нормативных документов, которыми должно руководствоваться ООО при ведении своей деятельности.

Согласно основным нормативно-структурным документам, которыми должно руководствоваться ООО при ведении своей деятельности, работа ООО (производственно-торговая фирма), а также работа филиалов ООО не предусмотрена без штатной единицы главного инженера по технике безопасности. При этом работнику не предлагались должности с трудовыми обязанностями, соответствующими его квалификации. Истец считает, что данное обстоятельство указывает на то, что его увольнение по сокращению штата работников является прямым нарушением Трудового кодекса РФ.

Далее О. указал, что на его иждивении находятся двое несовершеннолетних детей, а также нетрудоспособная беременная супруга. Его источник дохода является единственным источником средств к существованию, иных заработков и доходов у семьи нет. Указанные обстоятельства также не были учтены при принятии решения о его увольнении по сокращению.

На основании уведомления о предстоящем увольнении и дополнительного приложения к уведомлению о предстоящем увольнении О. был уволен согласно п.

2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Истец просит признать свое увольнение незаконным, восстановить его на работе в прежней должности и взыскать с работодателя заработную плату за время вынужденного прогула, а также истребовать с работодателя компенсацию морального вреда.

ПОЗИЦИЯ ОТВЕТЧИКА

Представитель ответчика в ходе судебного заседания пояснил, что должность главного инженера по технике безопасности в филиале ООО была сокращена ввиду того, что в центральном офисе фирмы есть два заместителя генерального директора, которые совмещают в том числе и обязанности главного инженера по технике безопасности. Они могут выезжать на место при необходимости, тем более что филиал ООО находится в Москве (как и центральный офис). Таким образом, нет необходимости держать еще одну единицу главного инженера по технике безопасности непосредственно в самом филиале. Новое штатное расписание утверждено приказом генерального директора ООО, и в нем отсутствует должность главного инженера по технике безопасности филиала ООО.

Ответчик подчеркнул, что процедура увольнения истца была законной, работнику за два месяца было вручено уведомление, в котором он поставил свою подпись, при увольнении истцу было выплачено выходное пособие в размере его среднего заработка.

Ответчик просит суд учесть тот факт, что истец пропустил возможные сроки обращения в суд, так как обратился в суд спустя почти два месяца после увольнения. Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Истец был ознакомлен с приказом непосредственно в день увольнения, и в этот же день ему была выдана трудовая книжка на руки, о чем свидетельствует его личная подпись в журнале учета трудовых книжек.

ПОЗИЦИЯ СУДА

Суд, выслушав объяснения истца и ответчика, приняв к сведению показания свидетелей, а также приобщив к делу материалы (трудовой договор, приказы, дополнительные соглашения, уведомления, штатное расписание, нормативные правовые документы ООО), предоставленные участниками процесса в ходе предварительного судебного заседания, нашел исковые требования обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению в связи со следующим.

Срок обращения в суд

Из объяснений истца, а также данных, предоставленных в ходе предварительного судебного заседания и подтвержденных материалами дела, следует, что он уволен в соответствии с приказом. С исковым заявлением о нарушении своих трудовых прав истец обратился в суд г. Москвы спустя ровно месяц со дня увольнения, о чем свидетельствует штамп входящей корреспонденции суда г. Москвы на экземпляре истца, который приобщен к материалам дела.

Суд отмечает, что поданное первоначально исковое заявление истца не имело дальнейшего хода движения, и в исполнение определения суда истец повторно предъявил исковое заявление в суд с незначительными исправлениями спустя еще один месяц — именно на эту дату ссылается представитель ответчика, полагая, что истец пропустил возможные сроки для подачи искового заявления в суд.

С учетом факта первоначального обращения в суд с исковым заявлением срок, предусмотренный ч.

1 ст. 391 ТК РФ, истцом не был пропущен, а доводы ответчика о пропуске срока на обращение в суд признаны судом несостоятельными.

Подтвержденные обстоятельства дела

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников организации.

Установлено, что О. был принят на работу в ООО на должность заместителя главного инженера по технике безопасности. В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору истец был переведен на должность главного инженера по технике безопасности на время отпуска главного инженера филиала. Далее на основании дополнительного соглашения к трудовому договору работник был переведен постоянно на должность главного инженера по технике безопасности филиала ООО.

Из материалов дела следует, что истец был уволен из филиала ООО на основании п. 2. ч. 1. ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штата работников организации на основании уведомления о предстоящем увольнении и дополнительного предложения о предстоящем увольнении.

Работник был письменно уведомлен о предстоящем увольнении в связи с сокращением занимаемой им штатной должности главного инженера по технике безопасности производственно-торговой компании по истечении двух месяцев со дня получения уведомления о сокращении с выплатой компенсации, предусмотренной действующим законодательством. Ему было предложено занять нижеоплачиваемые вакантные должности.

Преимущественное право на оставление на работе

По смыслу ст. 179 ТК РФ увольнению по п. 2 ч. 1. ст. 81 ТК РФ подлежат лица, которые не имеют преимущественного права на оставление на работе.

Извлечение

из Трудового кодекса РФ

Статья 179. Преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников

При сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным — при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

Судом установлено, что истец относится к лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей и нетрудоспособную беременную супругу.

Предложение вакансий

Из материалов дела следует, что истцу были предложены имеющиеся вакантные должности, не соответствующие его квалификации, что отражено в соответствующем уведомлении. Из представленных истцом документов следует, что О. имеет высшее образование, ему была присуждена квалификация инженер-строитель.

Согласно ч. 1 ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан, в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ, предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность).

Ответчиком были предложены три вакансии:

  • техник I категории;
  • электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования;
  • уборщик служебных помещений.

Однако эти вакансии нижеоплачиваемые и не соответствуют специальности работника.

Ответчиком представлено штатное расписание филиала ООО, которое утверждено и введено в действие генеральным директором ООО на основании приказа о мерах по оптимизации затрат предприятия. Установлено, что на момент увольнения истца одновременно действовали два штатных расписания, в одном из которых должность главного инженера по технике безопасности была предусмотрена.

Причины ликвидации должности

Согласно уставу ООО должность главного инженера филиала может быть ликвидирована только на основании принятого решения комиссии по ликвидации всего филиала ООО. Уставом обязан руководствоваться весь руководящий состав ООО, включая все филиалы, то есть устав является обязательным локальным актом для ответчика.

По мнению суда, поводом для сокращения должности главного инженера, в которой работал О., стали сложившиеся конфликтные отношения истца с генеральным директором ООО, о чем свидетельствуют проведенные служебные проверки.

РЕШЕНИЕ СУДА

Анализируя собранные по данному делу доказательства, суд пришел к выводу о том, что работник О. был уволен незаконно, должен быть восстановлен в прежней должности главного инженера по технике безопасности в филиал ООО.

Как отмечает суд, работодатель должен был учесть преимущественное право работника оставления на работе, предусмотренное ст. 179 ТК РФ. Кроме того, как было установлено судом, согласно уставу ООО, сокращение данной должности невозможно без ликвидации филиала.

Дополнительные требования истца о взыскании с ответчика заработной платы за время вынужденного прогула суд постановил удовлетворить.

В соответствии с п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (в ред. от 28.09.2010) при взыскании заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное выходное пособие подлежит зачету.

Приняв во внимание незаконное увольнение работника, суд счел необходимым, в соответствии со ст. 237 ТК РФ, удовлетворить требования истца о возмещении денежной компенсации морального вреда, причиненного указанными действиями. Суд постановил выплатить сумму компенсации за причиненный моральный вред в размере 5000 руб. Указанная сумма, по мнению суда, разумно и справедливо отражает те моральные и нравственные страдания, которые пришлось испытать истцу.

Решение суда в части иска о восстановлении на работу подлежит немедленному исполнению.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*