admin / 22.11.2018

Получают ли зарплату священники

Получает ли священник зарплату

  • В Санкт-Петербурге месячный доход служителя церкви равняется 50 тысяч рублей.
  • Самой высокооплачиваемым регионом является Приморский край. Там заработок священнослужителя составляет около 100 тысяч рублей за проработанный месяц.

В западных странах В странах бывшего Советского Союза заработок священников является примерно равным заработку коллег из России.
На Украине средняя зарплата священника равна 14800 гривен (около 32 тысяч рублей). Максимум дохода был зафиксирован у представителей церкви из Киева – 200 тысяч гривен (около 433 тысяч рублей). Такие огромные суммы обычно получают священники, которые «нечисты» на руку и не скупятся брать взятки.
Только вернулся со службы поздно вечером, устал, начал переодеваться и трапезничать – и вдруг к тебе бегут: «Батюшка, у бабушки инсульт, пожалуйста, сделайте что-нибудь!» И ты, бросив все, превозмогая усталость, впрыгиваешь в машину и «летишь» за запасными Святыми Дарами, чтобы успеть исповедовать и причастить страждущего. Такими случаями исполнена священническая жизнь. И, согласитесь, в это время, когда батюшка должен максимально сконцентрироваться на болящем, ему лучше не думать о том, что дома сидят голодные дети. Также о священнической награде писал и святой первоверховный апостол Павел: «Не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей» (1 Тим. 5:18); «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника» (1 Кор. 9:13).

Также в 2007 году ввели возможность перевода физическим лицам 0,7% налога на прибыль в счет католической церкви. Эта сумма исчисляется 150 миллионами евро в год. Так сколько зарабатывают священники в церкви Испании? Примерный ежемесячный доход их следующий:

  • архиепископ – 1200 евро;
  • епископ — 900 евро;
  • священник — 700 евро.

Есть также система премирования для капелланов, а также священнослужителей при госпиталях – 140 евро, у каноников – максимум 300 евро.

Если священник преподает или работает медбратом в государственных или частных учреждениях и получает за свою деятельность заработную плату, то от прихода он не получают ничего. Работодатель – вот кто платит зарплату священнику в таком случае.

Пенсия у представителей духовенства минимальная. Чехия Расчет пенсии священнослужителей в Чехии ничем не отличается от государственной.

Епископ – один из основных служителей культа, он управляет попами, выше так уж много людей. Как только человек становится епископом, у него не только появляется возможность зарабатывать большие деньги, но еще и на начальном этапе неизбежны расходы.

Доходы и расходы епископа – показательная история, поскольку таким образом можно узнать, как устроена финансовая структура, почему все-таки заработок является основной целью для высших церковников.

Поделился информацией диакон Андрей Белоус. Он рассказывает о том, как трудно стать епископом именно с финансовой точки зрения, потому что «традиции» требуют не только духовной проповеди, но и непосильных материальных затрат.

И выходит так, что честному человеку будет сложно не замарать руки. Белоус рассказывает:

«Сколько слов сказано о жадности епископов, что они требуют с приходов денег, что после разделения епархии стали требовать больше. И говорят об этом священники. И оставившие служение, и служащие. И это правда. Но есть и другая сторона. Даже у самого аскетичного и разумного епископа, посланного в провинциальный городок, забытый Богом и всеми уровнями власти, кроме патриархии, просто не будет другого выбора.
Представим себе кошмарный сон наяву: епископом стал я. Что нужно мне прежде всего, чтобы начать епископствовать? Штат? Ум, честь и совесть? Любовь сослужащего духовенства? Нет! Мне нужно то, без чего нельзя совершать православное архиерейское богослужение: огромный набор утвари».

Теперь перечисляется утварь и расходы:

Мантия — 55 320 руб. (Артикул: 4010069)
Облачение богослужебное — 165 400 руб. (Артикул: 4010257)
Митра — 52 200 руб. (Артикул: 4150385)

Клобук — 6 580 руб. (Артикул: 4150010)
Посох — 70 600 руб (Артикул: 0090080)
Панагия — 55 020 руб. (Артикул: 0600330)
Крест — обычно делается под панагию, из того же материала и по той же цене. 55 020 руб
Жезл богослужебный — цена заказная. В магазине при Лавре — порядка 100 000 руб.
Дикирий и трикирий (ручные подсвечники) — 115 300 руб. (Артикул: 5560049)
Орлец — Цена: 8 660 руб. (Артикул: 4460045) (обычно орлецов используется на службе несколько — прим. ред.)
«Чиновник» (книга для совершения службы епископом) — 26 570 руб. (Артикул: 3450060)
Рипиды (2 шт.) — 26 040 руб. (Артикул: 3170146)
Кувшин для омовения рук — 15 300 руб. (Артикул: 3440016)
Подиум-кафедра — 43 890 руб. (Артикул: 2330620)
(Автор забыл еще упомянуть седалище для кафедры — 67730 руб. (Артикул: 2400105) Также не упомянут архиерейский гребень, которым преосвященный расчесывает во время облачения свои браду и власы — 16910 руб. (Артикул: 0590176). Таким образом, к сумме, выведенной автором, следует накинуть седалище + 2 орлеца + гребень = 85219 руб. Правда, следует учесть, что архиерей не возит за собой ни седалище, ни кафедру, обычно они в каждом приличном храме уже есть, как и трон на горнем месте, или хотя бы качественное кресло.

— прим. ред.)
Взято с сайта «Софрино», брал средние цены, артикулы записал, чтобы не говорили: «придумал».
Итого: 795 900 руб.
Не мало. Но комплектов облачений должно быть несколько, по числу цветов. То есть нужны: желтое, красное, синее, фиолетовое, черное, зеленое и белое. Эти комплекты включают облачение и митру.
Итого: 1 523 200 руб.
Теперь сложим стоимость архиерейской атрибутики без облачения и стоимость набора облачений.
Получается: 2 101 500 руб.

Ясно, что это далеко не все расходы епископа, ведь помимо прочего он должен московскому патриархату часть своей выручки. А раз речь идет о таких суммах, то он понимает прекрасно с самого начала, что «зарабатывать» деньги он должен по максимуму.

И конечно, все эти облачения и цацки он не может заказать где угодно – только у структур РПЦ, причем там же он должен закупать иконы, кресты и прочее.

Если епископ проживает не в крупном городе, то ему с этой задачей справиться нелегко. А если все-таки не справится, то на его место поставят такого человека, который «умеет зарабатывать».

Помимо прочего епископ еще и платит зарплату церковным работникам и попам (еще им покупать облачение), чьи интересы не ограничиваются желанием только заплатить за квартиру и поесть. Короче, чтоб быть одним из основных попов – нужно грести деньги лопатой.

Как – неважно. Можно вымогать деньги у бизнесменов, клянчить у прихожан, особенно фанатиков, выпрашивать деньги у чиновников и т. д. и т. п. Неудивительно, что высшие церковники подчас организовывают бизнес.

Система порочна сама по себе, и последнее, что волнует высших церковников – «духовность». Попы, что в данный момент рангом пониже, мечтают когда-нибудь продвинуться в церковной карьере, ведь «историй успеха» в этой среде полно.

За штатом
Представители различных религиозных организаций часто говорят, что священнослужитель – это не просто работа, а призвание, постоянное служение Богу и людям. Между тем с юридической точки зрения священнослужитель – такая же профессия, как и все остальные. Он тоже оканчивает высшее учебное заведение, устраивается на работу, получает зарплату и старается обеспечить себе достойную старость. Однако последнее дается с большим трудом. И не только потому, что пенсии малы. В конце концов, их давно выплачивает государство, это не забота самих религиозных организаций. Дело в том, что финансовая деятельность этих организаций зачастую непрозрачна. А от зарплаты, полученной в конверте, никаких отчислений в государственный Пенсионный фонд не направляется. Вот и приходится священнослужителям всеми правдами и неправдами увеличивать свои доходы, кормясь за счет прихожан и вызывая среди них стойкие мифы о «корыстном духовенстве»… Большая часть таких мифов имеет в своей основе унизительную финансовую зависимость пастырей от своей паствы и их полную социальную незащищенность. «НГ-религии» провели опрос среди российских религиозных деятелей с целью выяснить, как у них обстоят дела с пенсионным обеспечением.
Когда готовился опрос религиозных деятелей на тему пенсионного обеспечения священнослужителей, с редакцией «НГ-религий» связался один московский священник, который согласился пролить чуть больше света на вопросы, связанные с финансовой стороной деятельности православного духовенства. При этом речь шла не о высших иерархах, а об обыкновенных приходских священниках, ежемесячный заработок которых весьма невелик. Экономический кризис, который все никак не закончится, не способствует увеличению их доходов. Слышали ли они что-нибудь о существовании трудовых договоров? На какую пенсию могут надеяться такие священники? Где они будут проводить старость – в монастыре, находясь на положении бесправных иждивенцев?

Обо всем этом рассказал наш собеседник, попросивший не называть его имя.
– Пенсии церковнослужителям сейчас платит государство. Но у всех ли священников существует социальная, медицинская, пенсионная страховка?
– Увы, но в большинстве случаев храмы предпочитают не указывать истинный размер зарплаты священников и выплачивают ее большую часть в конверте, чтобы не платить налоги тому самому государству, к симфонии с которым Церковь стремится. Что касается страховки – то я думаю, что штатные священники имеют ее все, а те, кто приехал зарабатывать из других епархий, – не знаю.
– Кто платит священнику зарплату (а ведь от ее размера зависит пенсия) – епархия или приходской совет?
– Зарплату реально назначает настоятель, причем часто он исчисляет ее размер в зависимости от того, сколько треб на приходе. Многие настоятели прямо так и говорят – вот тебе минимум зарплаты, остальное заработай сам. Это значит – ищи себе требы. Получается, что вымогательство от прихожан (вольное или невольное) становится чуть ли не главным источником дохода пастыря. И самое пастырство прекращает быть таковым. Но ведь эти доходы только на сегодняшний, насущный день – до старости эти деньги не долежат, они будут истрачены. Ясно, что требы совсем не влияют на обеспечение священников пенсионными пособиями.
Хуже, и гораздо хуже, положение диаконов. Они не имеют треб, почти везде разделение «братской кружки» (то есть пожертвований прихожан) отсутствует, а это ведь было узаконенное право клириков до революции. Диаконам приходится довольствоваться только «милостыней» настоятеля.
– С кем заключается трудовой договор – с епархией, с приходским советом?
– Мне ничего не известно о существовании таких трудовых договоров. Другие священники в этом смысле, может быть, счастливее меня.
– Если священник живет в основном на требы или на пожертвования, никем не фиксируемые, то нет и отчислений в Пенсионный фонд. Получается, что он вынужден служить как можно дольше, не выходя на пенсию?
– Да, так именно и получается. Но это с финансовой точки зрения. Вообще же почти каждый священник, как я думаю, хочет оставаться при храме дольше, чтобы причащаться и служить божественную литургию. Наверное, именно это определяющий момент в том, что священники не хотят уходить на пенсию.
– Многие ли церковнослужители готовы пойти на вторую (светскую) работу?
– Я расскажу вам такой случай из реальной жизни московского пастыря. Он был молод и имел много детей. Однако то «жалованье», которое ему платил настоятель, не покрывало даже его элементарных расходов, не говоря уже о возможности откладывать деньги. И настоятель ему сказал – «храм наш теперь не может обеспечивать жизнь рядового священника, ищите подработку». Тогда наш пастырь пошел на работу дворником, причем устроился официально. И вот наступил такой момент, когда настоятель потребовал от него выйти на замену заболевшего иерея. Но наш священник отказался, сославшись на то, что он занят на второй работе и может выходить на службу, строго следуя данному ему в начале месяца расписанию. Поначалу гнев настоятеля был неукротим. Он заявил, что напишет жалобу епархиальному викарию. И тогда наш священник ему ответил: «Пишите, но не забудьте указать в своем рапорте, сколько вы платили мне, сколько у меня детей и о том, что вы сказали, что наш храм не может обеспечить мою семью». Настоятель подумал и увеличил жалованье священнику вдвое.
А вообще в нормальных условиях наши священники не готовы, на мой взгляд, работать на второй работе. Такие случаи в Москве мне неизвестны.
Мне хочется сказать, что положение большинства наших целибатных (не имеющих семей) пастырей тоже более чем тяжелое. Надеяться на помощь епархиального управления – значит, согревать в своем сердце розовую иллюзию. В большинстве епархий нет мест для домов престарелых для одиноких священников. В лучшем случае этим целям служит какой-нибудь монастырь. Но стать на старости лет рабом отца-настоятеля или матери-настоятельницы – дело незавидное. В этом смысле мы должны учиться социальному обеспечению престарелых священников у Католической Церкви. Там это дело поставлено лучше – как и вообще на Западе, о пенсионерах лучше заботятся, чем в нашей стране. Архиереям РПЦ МП нет дела до тех, кто вышел за штат. О них вспоминают только тогда, когда нужно совершить их отпевание.
Павел Круг. Опубликовано в НГ-Религии от 01.07.2009

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*