admin / 30.11.2018

Передача сообщения по территориальности

В последнее время складывается тенденция роста числа поступивших сообщений о преступлениях при снижении числа зарегистрированных преступлений и возбужденных уголовных дел.
На сегодняшний день незаконный отказ в возбуждении уголовного дела продолжает оставаться самой распространенной формой укрытия преступления от учета. Однако следует отметить, что по итогам 2014 г. в России при указанной тенденции количество решений об отказе в возбуждении уголовного дела, принятых органами МВД России, сократилось.
При этом, согласно статистическим данным отчета формы 4-Е, органы дознания и предварительного расследования МВД России в 2014 г. рассмотрели 11762886 сообщений о преступлениях, 3368875 (28,6%) из которых передано по подследственности (подсудности) или территориальности (на 161677 больше, чем в 2013 г.).
С учетом развития телекоммуникационных технологий все большее распространение приобретает корыстная преступность, связанная с использованием сети Интернет, средств связи, электронных платежей, в том числе так называемое телефонное мошенничество. В то же время органы внутренних дел противодействовать этому виду преступности на должном уровне не в состоянии, в том числе по объективным причинам, связанным с использованием виновными лицами абонентских номеров, оформленных на «подставных» лиц. В результате в абсолютном большинстве случаев такие преступления остаются нераскрытыми. В таких условиях часто выбирается один из путей искусственного завышения положительных показателей работы — укрытие преступления от учета. При этом наиболее часто используемый способ укрытия — незаконный отказ в возбуждении уголовного дела — эффективен лишь до изучения материала доследственной проверки с таким решением надзирающим прокурором. Применительно же к указанной категории преступлений «эффективно» используется в настоящее время другой способ — направление сообщения о преступлении по территориальной подследственности, прежде всего — в другие субъекты Федерации.
Ранее указанная проблема была характерна для учета преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, оружия, а также использования подложных официальных документов. Так, при выявлении в условиях очевидности фактов хранения наркотиков, оружия либо использования подложных документов, как правило, такие преступления содержат сведения о незаконном сбыте указанных предметов, т.е. о другом преступлении, которое должно дополнительно ставиться на учет. Указанные преступления также зачастую являются сложными для раскрытия, поскольку обвиняемые не желают сотрудничать с органами расследования. В связи с этим органы дознания и предварительного следствия нередко с целью постановки на учет изначально бесперспективного для раскрытия преступления от обвиняемого получали показания о приобретении запрещенного к обороту предмета в другом регионе и необоснованно направляли сообщение о соответствующем преступлении в иной субъект России. Указанный способ укрытия в результате мер прокурорского реагирования и позиции Генеральной прокуратуры РФ в настоящее время встречается в единичных случаях.
В целях исключения такой практики прокуратурой Тюменской области и УМВД России по Тюменской области в 2010 г. разработаны и эффективно применяются совместный приказ и инструкция к нему, регламентирующие порядок разрешения сообщений о преступлениях, по которым возник спор о территориальной подследственности.
Основными задачами этого приказа было исключение фактов необоснованного перенаправления поступивших в подразделения органов внутренних дел Тюменской области сообщений о преступлениях, принятие мер к обеспечению полноты собираемого материала и возвращению его через прокуратуру области в случае его необоснованного направления в Тюменскую область, возбуждение уголовного дела (при наличии признаков преступления), проведение неотложных следственных действий и только после этого перенаправление уголовного дела в соответствии с территориальной подследственностью. Согласно приказу все материалы, подлежащие возврату либо перенаправлению в другой субъект (спорные материалы), должны направляться только через аппарат прокуратуры области в прокуратуру соответствующего субъекта России.
Принятие приказа стало эффективным средством для выявления укрытых преступлений, а также позволило анализировать состояние законности при принятии таких решений.
Только в 2014 г. в УМВД России по Тюменской области необоснованно из других субъектов поступило 108 материалов проверок по сообщениям о преступлениях, в которых были достаточные данные для возбуждения уголовного дела и по которым срок проверки с момента первичной регистрации составлял от 1 месяца до 2 лет, необоснованные решения о передаче по территориальной подследственности принимались по ним от 2 до 8 раз. В 15 случаях прокуратуры субъектов сообщили в наш адрес о принятии мер прокурорского реагирования по фактам незаконных передач сообщений о преступлениях по территориальности.
Так, в настоящее время органы дознания и предварительного расследования по сообщениям о мошенничествах по телефону и в сети Интернет используют различные основания для направления материала проверки по территориальности: местонахождение звонившего (отсылающего сообщение, т.е. лица, вводившего в заблуждение потерпевшего с целью хищения), отнесение используемого им номера к базе оператора, обслуживающего регион, регистрация абонента по месту жительства, нахождение потерпевшего в момент обмана либо в момент зачисления (перевода) денежных средств и другие.
В Тюменской области прокуратурой области направлено совместное с УМВД по области информационное письмо с целью придания единообразия правоприменительной практике передачи сообщений о таких преступлениях.
В опубликованных в журнале «Законность» статьях (2014, N 5; 2014, N 9; 2015, N 1) была дискуссия относительно определения места совершения таких мошенничеств и, соответственно, места их расследования. Однако, по нашему мнению, указанная дискуссия только «на руку» органам внутренних дел, поскольку неоднозначная позиция позволяет трактовать место преступления (а значит, и возбуждения уголовного дела) в свою пользу в зависимости от обстоятельств совершения преступления. На наш взгляд, невозможно сделать категоричный вывод о месте совершения таких преступлений по причине многочисленности вариантов обстоятельств совершения преступлений этой категории. Например, позиция С. Фроста и А. Федосова, согласно которой возбуждение уголовного дела и расследование должно производиться по месту нахождения потерпевшего, не учитывает возможность совершения действий потерпевшим по перечислению денежных средств посредством мобильной связи при передвижении либо возможность получения денежных средств лишь в конкретном почтовом отделении. Остается в связи с этим открытым и вопрос о месте расследования мошенничества в сфере компьютерной информации.
Между тем отсутствие законодательно закрепленной обязанности у дознавателя, следователя уведомлять прокурора о принятии решения о передаче сообщения по подследственности (подсудности) с направлением копии соответствующего процессуального решения негативно влияет на осуществление прокурорского надзора. Проверка законности решений о передаче сообщений о преступлении по территориальной подследственности осуществляется, когда материалы по сообщению, в которых зачастую есть достаточные данные для возбуждения уголовного дела, уже направлены в другое территориальное подразделение. К сожалению, в связи с этим возможности оперативно и своевременно реагировать на устранение таких нарушений у прокурора нет, в результате материалы «ходят» из одного отдела полиции в другой.

Проводимые же сверки с другими субъектами позволяют выявлять нарушения лишь спустя длительное время в ущерб требованиям о разумном сроке уголовного судопроизводства и в целом состоянию законности.
Но даже при обоснованном направлении сообщения о преступлении по территориальной подследственности срок принятия решения о возбуждении уголовного дела и проведения неотложных следственных действий оттягивается, что негативно отражается на праве потерпевших на доступ к правосудию и своевременности раскрытия преступления.
Учитывая изложенное, по нашему мнению, требуется скорейшее пресечение практики направления сообщений по территориальной подследственности. Решение указанной проблемы видится в следующем.
В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК передача сообщения о преступлении возможна лишь по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК. Законодатель, на наш взгляд, определяя требования относительно срока рассмотрения сообщения о преступлении и решений по результатам проверки, не предусматривал возможность принятия решения о передаче по территориальной подследственности, поскольку ст. 152 УПК определяет место производства предварительного расследования, которое возможно только после возбуждения уголовного дела.
Запрет на передачу сообщения по территориальной подследственности позволит исключить нарушения требований уголовно-процессуального законодательства и манипулирование нормами материального и процессуального права органами внутренних дел с целью создания видимости хороших показателей работы.
Прокуратурой Тюменской области совместно с УМВД по области дознаватели и следователи ориентированы в рамках названного совместного приказа на возбуждение уголовного дела по сообщениям о преступлениях, первично зарегистрированных в отделах полиции нашего региона, и передачу уголовного дела по территориальной подследственности в случае достоверного определения места совершения преступления на основании достаточных доказательств. Указанная позиция также обоснована п. 7 Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учете преступлений, утвержденного Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399, согласно которому, если не представляется возможным определить место совершения преступления, оно подлежит учету по месту его выявления, т.е. первоначальной регистрации в книге учета сообщений о преступлениях.
Таким образом, единственно возможным, на наш взгляд, эффективным способом избежать укрытия преступлений путем направления сообщений о преступлениях по территориальной подследственности является исключение возможности принятия таких процессуальных решений на стадии доследственной проверки.

Бланк 16

См. данную форму в MS-Word.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о передаче сообщения о преступлении в суд___________________________ «__» ___________ 20__ г. (место составления) _______________________________________________________________________ (должностное лицо органа дознания,__________________________________________________________________________, воинское звание, фамилия, инициалы)рассмотрев сообщение ______________________________________________________ (о каком преступлении)__________________________________________________________________________,поступившее (распространенное) ____________________________________________ (когда, куда (где), от кого (кем),___________________________________________________________________________ номер и дата его регистрации в КРСП)__________________________________________________________________________, УСТАНОВИЛ: При проверке сообщения о преступлении выяснилось, что оно подлежитпередаче в суд, поскольку _________________________________________________ (излагаются обоснование решения о передаче сообщения___________________________________________________________________________ о преступлении в суд с указанием юридической квалификации деяния и конкретной нормы УПК РФ,___________________________________________________________________________ в силу которой необходимо осуществить такую передачу, а также отсутствие оснований___________________________________________________________________________ для возбуждения уголовного дела органом, осуществляющим уголовное преследование от имени государства)____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, ПОСТАНОВИЛ: 1. Передать указанное сообщение о преступлении в ______________________ (наименование суда)___________________________________________________________________________ 2. О принятом решении уведомить заявителя ____________________________, (фамилия, инициалы)разъяснив его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.Дознаватель_____________________________________ _______________ ___________________ (воинское звание) (подпись) (инициалы, фамилия)______________________________________ (утверждаю, не утверждаю)______________________________________(должность начальника органа дознания)____________________________________________________________________________ ______________ ___________________ (воинское звание) (подпись) (инициалы, фамилия) «__» __________ 20__ г.

___ ч ____ мин

Проблемы определения территориальной подследственности по делам о кражах в поездах

Дмитриев С., заместитель Московского межрегионального транспортного прокурора.

Анализ складывающейся на территории Юго-Восточного транспортного региона оперативной обстановки и правоприменительной практики свидетельствует о серьезных проблемах, связанных с раскрытием и расследованием краж в сфере пассажирских перевозок.

Так, в 2008 г. по Юго-Восточному УВД на транспорте зарегистрировано 338 сообщений о кражах личного имущества граждан в пассажирских и электропоездах, что практически соответствует показателю 2007 г. (339).

В результате проверки 338 сообщений возбуждено лишь 178 уголовных дел (в 2007 г. — 226), в 45 случаях в возбуждении дел отказано, а 115 сообщений переданы по территориальной подследственности в другие ЛОВД, что на 43,7% больше, чем в 2007 г.

В суды направлено всего 48 уголовных дел. По 137 приостановлено производство в связи с неустановлением виновных лиц. Таким образом, раскрываемость краж личного имущества пассажиров составила лишь 26%.

Как показывает практика прокурорского надзора, причинами сложившегося положения являются, во-первых, неудовлетворительное состояние оперативно-розыскной работы органов внутренних дел на транспорте (отсутствие оперативных позиций (источников информации), неумение или нежелание комплексно планировать и проводить оперативные мероприятия); во-вторых, слабая организация работы дежурных частей ЛОВД и оперативно-следственных групп, выезжающих на место совершения преступления, низкое качество их работы на месте преступления (в поезде); в-третьих, некачественное проведение дознания и предварительного следствия в целом по уголовным делам этой категории.

Есть и объективные факторы, препятствующие раскрываемости. Зачастую потерпевшие обнаруживают пропажу своих вещей и денег спустя длительное время после совершения преступления, не сразу сообщают об этом проводникам или сотрудникам милиции, что, естественно, значительно затрудняет раскрытие преступления. Иногда потерпевшие заявляют о краже после прибытия на конечную станцию, когда следы преступника и похищенного, как говорится, «простыли».

Существуют и другие негативные моменты в организации раскрытия преступлений «по горячим следам». Например, не на всех станциях, где останавливается поезд, есть оперативно-следственные группы транспортной милиции, а там, где они есть, как правило, в местах дислокации линейных отделов, после получения сообщения о краже они не всегда успевают сесть в поезд — и не только из-за кратковременной стоянки, а, как представляется, не исключено, что умышленно, чтобы нераскрытое преступление не «зависло» на линейном отделе, поскольку материалы проверки или уголовное дело трудно потом передать по территориальной подследственности.

В то же время есть и серьезные процессуальные проблемы, возникающие при решении вопроса о территориальной подследственности краж в поездах.

Исходя из общего принципа, определенного законом (ч. 1 ст. 152 УПК), предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, то дело расследуется по месту окончания преступления (ч. 2 ст. 152).

Однако специфика такого преступления, как кража в поезде, заключается в том, что место преступления в буквальном смысле перемещается во времени и в пространстве, и зачастую установить его объективно, т.е. «привязать» к конкретному участку оперативного обслуживания определенного ЛОВД, по материалам дела не представляется возможным.

Уголовно-процессуальное законодательство вообще не содержит такого понятия, как «территориальная подследственность». Статья 151 УПК предусматривает лишь родовую и ведомственную подследственность уголовных дел.

При этом требование закона (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК) однозначно: передача сообщения по подследственности возможна лишь в соответствии со ст. 151 УПК, т.е. в соответствии с родовой или ведомственной подследственностью уголовных дел.

Получается, что передать сообщение по так называемой территориальной подследственности, т.е. по месту совершения преступления, по закону нельзя. Однако на практике линейные органы внутренних дел повсеместно занимаются передачей материалов по сообщениям о преступлениях в другие ЛОВД со ссылкой на п. 3 ч. 1 ст. 145 и ст. 152 УПК. При этом допускаются многочисленные нарушения закона, связанные с неоднократным необоснованным направлением сообщений о поездных кражах из одного ЛОВД в другой без принятия решения о возбуждении уголовных дел.

Так, 16 ноября 2007 г. в пассажирском поезде N 62 сообщением «Москва — Нальчик» неустановленным лицом совершена кража денег в сумме 15800 руб. у пассажира Г. С заявлением о краже он обратился в ЛОВД на ст. Миллерово СКЖД. После получения от потерпевшего заявления и сбора материала, из которого следовало, что преступление было совершено на участке железной дороги до прибытия поезда на ст.

Воронеж ЮВЖД, сообщение о преступлении начальником ЛОВД на ст. Миллерово было направлено в ЛОВД на ст. Россошь ЮВЖД. Однако начальником ЛОВД на ст. Россошь материал возвращен в ЛОВД на ст. Миллерово как необоснованно направленный, в связи с тем, что не было установлено место совершения преступления. После этого материал из ЛОВД на ст. Миллерово был направлен в адрес начальника ЮВ УВДТ, откуда в декабре 2007 г. вновь передан в ЛОВД на ст. Россошь, где лишь 2 января 2008 г. было возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Другой пример. 8 февраля 2008 г. начальником ЛОВД на ст. Воронеж ЮВЖД возвращен в ЛОВД на ст. Лиски ЮВЖД материал проверки по сообщению о краже сотового телефона у гражданина К., случившейся 28 января 2008 г. при следовании в пассажирском поезде N 116 сообщением «Санкт-Петербург — Адлер». Согласно материалам проверки, кража совершена во время следования поезда по перегону ст. Колодезная — ст. Давыдовка ЮВЖД, находящемуся в зоне оперативного обслуживания ЛОВД на ст.

Воронеж. В связи с этим материал проверки из ЛОВД на ст. Лиски был направлен в ЛОВД на ст. Воронеж. Однако материал был возвращен в ЛОВД на ст. Лиски. В качестве оснований возвращения материала было указано, что ст. 145 УПК РФ не предусматривает направление сообщения о преступлении по территориальной подследственности. В связи с этим ЛОВД на ст. Лиски предлагалось принять решение о возбуждении уголовного дела, а затем направить его в ЛОВД на ст. Воронеж для дальнейшего расследования. Но 11 февраля 2008 г. из ЛОВД на ст. Лиски материал по заявлению К. был вновь возвращен в ЛОВД на ст. Воронеж по тем же надуманным основаниям без принятия законного решения о возбуждении уголовного дела.

Подобные примеры, когда сотрудники милиции необоснованно направляют материалы проверки из одного ЛОВД в другой, вместо того чтобы заниматься раскрытием и расследованием преступлений, на практике встречаются довольно часто. К сожалению, это характерно для всех органов внутренних дел.

Таким образом, проблема превращается в «заколдованный круг». Во-первых, следователь или дознаватель, установив, что сообщение о преступлении или уголовное дело им не подследственны (так как преступление было обнаружено на участке обслуживания другого ЛОВД), произведя неотложные проверочные или следственные действия, не могут передать уголовное дело (материалы проверки) по подследственности, поскольку точно не установлено место совершения преступления. Во-вторых, ЛОВД не заинтересовано в возбуждении дел и расследовании преступлений, которые объективно совершены на участках обслуживания другого ЛОВД, так как даже в случае передачи уголовных дел по подследственности в пределах территории оперативного обслуживания одного информационного центра (ИЦ) преступления повторному учету не подлежат и с учета не снимаются (п. 21 Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, прилагающегося к совместному Приказу Генеральной прокуратуры РФ от 29 декабря 2005 г. N 39, МВД России N 1070, МЧС России N 1021, Минюста России N 253, ФСБ России N 780, Минэкономразвития России N 353, ФСКН России N 399 «О едином учете преступлений»), а это значит, что в случае нераскрытия преступления ухудшаются показатели передавшего уголовное дело ЛОВД, хотя оно и не занималось расследованием. В-третьих, возбужденные уголовные дела расследуются не по месту совершения преступления, как того требует закон.

В результате такого положения грубо нарушаются конституционные права граждан, потерпевших от преступлений, на законное и справедливое разрешение дела, возмещение причиненного вреда, а виновные в большинстве случаев избегают ответственности.

Представляется, что эту проблему необходимо решать на законодательном уровне, путем внесения изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Как следует из научно-практического комментария к ст. 152 УПК РФ <1>, при невозможности точно определить место совершения преступления предварительное следствие (до момента окончательного выявления данного места) производится в месте обнаружения преступления или наступления последствий его совершения.

<1> Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 278.

Однако комментарий, каким бы разумным и авторитетным он ни был, силой закона не обладает. Более того, он не может применяться, поскольку предусматривает такое место расследования преступления, которое не предусмотрено законом (ст. 152 УПК).

Поэтому считаю, что законодательно необходимо дополнить ст. 152 УПК, указав, как это было отражено в редакции старого УПК РСФСР (ст. 132), что расследование может производиться не только по месту совершения преступления, но и по месту обнаружения признаков преступления.

Эти изменения позволили бы значительно приблизить место производства расследования к месту обнаружения признаков преступления, что, в свою очередь, уверен, повысило бы его качество и эффективность.

Кроме того, необходимо привести в соответствие ст. ст. 145, 151 и 152 УПК РФ между собой. Для этого представляется необходимым предусмотреть в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК передачу сообщения по подследственности в соответствии не только со ст. 151, но и ст. 152 УПК, т.е. по месту производства предварительного расследования, поскольку это будет реально отражать сегодняшнюю правоприменительную практику органов внутренних дел.

Как известно, механизм передачи сообщения по подследственности в ОВД регулирует Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденная Приказом МВД России от 1 декабря 2005 г. N 985. В соответствии с п. 19 данной Инструкции, если происшествие не относится к компетенции органов внутренних дел или оно произошло на территории обслуживания другого органа внутренних дел, то все имеющиеся материалы после регистрации в КУСП в соответствии с законодательством и иными нормативными правовыми актами РФ передаются по подследственности в суд (по делам частного обвинения). Одновременно принимаются необходимые меры по предотвращению или пресечению правонарушения, а равно по сохранению его следов.

При передаче по территориальности в другой орган внутренних дел материалы направляются с приложением талона-уведомления о передаче сообщения о происшествии по территориальности, о чем делается соответствующая отметка в КУСП, с указанием даты и исходящего номера сопроводительного письма. Заполненный корешок талона-уведомления остается в дежурной части.

Аналогичное положение содержится и в п. 31 Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, прилагающегося к совместному Приказу от 29 декабря 2005 г. «О едином учете преступлений», который гласит, что если при проверке поступившего и зарегистрированного сообщения о преступлении будет установлено, что с учетом территориальности оно подлежит передаче в другой орган по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения — в суд, орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор, а также иное должностное лицо, уполномоченное осуществлять прием и проверку сообщений о преступлениях, обязаны вынести постановление о передаче сообщения по подследственности.

Таким образом, анализ приведенных положений Инструкции МВД и совместного Приказа позволяет сделать вывод о том, что передача сообщения о происшествии (куда входят сообщения о преступлениях — см. п. 4 Инструкции) осуществляется не только по подследственности ведомственной (ст. 151 УПК), но и по подследственности территориальной.

Однако последняя действующим законом не предусмотрена, а значит, п. 19 Инструкции и п. 31 совместного Приказа не соответствуют требованию, содержащемуся в п. 3. ч. 1 ст. 145 УПК.

Порядок уголовного судопроизводства (с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу — п. 9 ст. 5 УПК), установленный настоящим Кодексом, обязателен для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1 УПК).

Нарушение его норм судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК).

В связи с этим указанные положения ведомственной инструкции и межведомственного приказа, касающиеся направления сообщения о преступлении по территориальной подследственности, не могут применяться в практической деятельности.

Таким образом, учитывая все проанализированные положения уголовно-процессуального закона, нормативных правовых актов ведомственного и межведомственного характера, необходимо безотлагательно внести дополнения в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК, предусмотрев передачу сообщения по подследственности в соответствии не только со ст. 151, но и ст. 152 УПК, а также в ст. 152, в которой должно быть указано, что предварительное расследование может производиться не только по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, но и по месту обнаружения признаков преступления.

УПК РФ Статья 152.

Место производства предварительного расследования

1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий следователю или органу дознания, дознаватель вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий дознавателю или органу дознания. Поручения должны быть исполнены в срок не позднее 10 суток.

(часть 1 в ред. Федерального закона от 05.04.2013 N 53-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

2. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления.

3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

4.1. Если преступление совершено вне пределов Российской Федерации, уголовное дело расследуется по основаниям, предусмотренным статьей 12 Уголовного кодекса Российской Федерации, или в соответствии со статьей 459 настоящего Кодекса по месту жительства или месту пребывания потерпевшего в Российской Федерации, либо по месту нахождения большинства свидетелей, либо по месту жительства или месту пребывания обвиняемого в Российской Федерации, если потерпевший проживает или пребывает вне пределов Российской Федерации.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 21.10.2013 N 271-ФЗ)

5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель — прокурору для направления по подследственности.

(часть пятая в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении.

(часть 6 введена Федеральным законом от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*