admin / 24.12.2018

Незаконное удержание имущества

Незаконное использование чужого имущества статья ук рф

Только так можно будет вернуть свое имущество. В тоже время, если приобретатель будет признан добросовестным, то возврат имущества будет невозможным, но формируется возможность осуществить взыскание затраченных средств с тех граждан, которые осуществили реализацию данного имущества. Какие существуют наказания за присвоение чужого имущества?

  1. В качестве наказания, если доказано, что удержание чужого имущества осуществлено было без корыстного умысла и не сочеталось с иными преступлениями, формируется штраф;
  2. Может быть сформировано наказание в виде обязательных принудительных работ;
  3. Также могут быть назначены общественные — исправительные работы;
  4. Может быть назначено наказание в виде ограничения свободы до двух лет.

При отягощающих обстоятельствах формируется более существенное наказание и более существенные штрафы.

В соответствии со статьей 330 УК РФ формируется такое понятие как самоуправство, а в соответствии со статьей 160 УК РФ формируется понятие растрата и присвоение. То есть, незаконное удержание и использование имущества – это весьма сложный аспект, который соответствует различным нормам, как уголовного, так и гражданского законодательства. Также, в соответствии со статьей 19.1 КоАП РФ. Также нужно сказать о том, что в гражданском кодексе есть статьи, которые говорят о том, что человек имеет право истребовать свое имущество из чужого владения в рамках судебного процесса в соответствии со статьей 301 ГК РФ.

Юридическая помощь

Дела, которые касаются возврата имущества, являются весьма сложными и многогранными. Самостоятельно организовать свою защиту в данном случае будет крайне непросто. Именно по этой причине вам непременно нужно обратить свое внимание на возможность сотрудничества с опытными юристами, которые в действительности смогут оказать вам грамотную и качественную помощь, которая станет основой активной, правильной защиты именно ваших интересов. Кроме всего прочего, вам непременно потребуется профессиональная помощь в вопросе составления искового заявления. Так как в данном заявлении должны быть ссылки на законодательство, определяющие возможность осуществления истребования имущества из чужого пользования.

При этом крупный и особо крупный размер также составят 6 млн рублей и 30 млн рублей соответственно.В последнее десятилетие широкое распространение получили услуги так называемых курьеров, которые под прикрытием отдельных сотрудников правоохранительных органов и служб транспортной безопасности практически бесконтрольно перемещали через таможенную границу нашей страны значительные суммы наличных денежных средств (огромными спортивными сумками и чемоданами). В случае задержания такие лица давали показания, что иностранный гражданин попросил их перевезти денежные средства для погашения долга, в качестве вклада в уставной капитал юридического лица и т. д. Версии разнились в зависимости от широты воображения перевозчиков. Скоро находился и «хозяин» денег, который просил вернуть ему честно нажитые средства.

  • Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности
  • Статья 169.

Использование чужих денежных средств

Внимание

Преступления в сфере экономической деятельности Статья 169. Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности Статья 170. Регистрация незаконных сделок с землей Статья 171. Незаконное предпринимательство Статья 1711.

Важно

Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции Статья 172. Незаконная банковская деятельность Статья 173. Лжепредпринимательство Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем Статья 1741.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления Статья 175. Важно Злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Статья 186.

В настоящее время для расчетов применяется ставка рефинансирования Центрального банка РФ (п. 51 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8, далее — Постановление N 6/8). Отметим, что при взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского на день предъявления иска или на день вынесения решения. Как сделать расчет процентов по ст 1 ст. 395 ГК РФ ); взыскать неустойку за просрочку исполнения денежного обязательства (п.

1 ст. 394 ГК РФ ); взыскать убытки в связи с просрочкой платежа (п. 1 ст. 15 ГК РФ ); обратить взыскание на переданный покупателю и неоплаченный товар (п. 1 ст. 348. п. 5 ст. 488 ГК РФ ); потребовать вернуть переданный товар (п. 2 ст. 489 ГК РФ ).

Незаконное использование денежных средств ук рф

УК предусматривает ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, совершенную в крупном размере.Финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, согласно примечанию к данной статье признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую 6 млн. рублей. 11. Часть 3 настоящей статьи содержит два квалифицирующих признака легализации в крупном размере: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом с использованием своего служебного положения.Такая трактовка означает, что совершение деяния не в крупном размере, но с наличием всех квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков охватывается рамками ч.
Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу. Например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства. 4. Растрата — противоправное расходование лицом вверенных ему денежных средств в личных целях, а равно любые иные формы противоправного непосредственного потребления лицом вверенного ему имущества в своих целях, в результате чего чужие денежные средства в прямом смысле этого слова растрачиваются, а иное имущество расходуется, потребляется.
Такое потребление может быть осуществлено также и путем передачи чужого имущества другим лицам.

Незаконное завладение чужим имуществом: понятие и виды *

<*> Hevrolin Ya.I. Illegal taking someone else’s property: concept and types.

Хевролин Ярослав Игоревич, аспирант заочной формы обучения, Международный юридический институт (МЮИ).

В общей структуре преступности посягательства на чужую собственность и чужое имущество всегда занимали особое место, определенным образом влияя на общий криминогенный фон, а проблема защиты от незаконного завладения чужим имуществом в последние годы не теряет остроту.

Незаконное завладение чужим имуществом по-прежнему составляет серьезную проблему для нормального развития бизнеса в России, в том числе и из-за недостаточного правового регулирования данного явления.

В современном российском законодательстве понятие «незаконное завладение чужим имуществом» не закреплено, а нормы, которые в какой-то степени регулируют данные правоотношения, находятся в разных нормативно-правовых актах. Специальной же нормы об ответственности за данное деяние нет. Именно поэтому борьба с ним так малоэффективна.

Ключевые слова: имущество, чужая собственность, незаконное завладение собственностью.

Key words: property, someone else’s property, illegal taking property.

В современном российском законодательстве понятие «незаконное завладение чужим имуществом», относящееся в первую очередь к противоправному приобретению права на владение, пользование и распоряжение объектами хозяйственной деятельности, не закреплено, а нормы, которые в той или иной степени регулируют отношения, возникающие в этой связи, содержатся в различных нормативных правовых актах, в частности в УК РФ, КоАП РФ, Федеральном законе «Об акционерных обществах» и ряде других.

Общественная опасность и масштабы распространения данного явления на современном этапе обусловливают необходимость рассмотрения незаконного завладения чужим имуществом как уголовно наказуемого деяния, ответственность за которое должна наступать по всей полноте в соответствии с уголовным законодательством. Об этом свидетельствует как правоприменительная деятельность, так и законодательная практика последних лет, в частности некоторые изменения и дополнения, которые были внесены в УК и УПК РФ. Однако в настоящий момент назрела насущная потребность во введении в УК РФ специального состава, предусматривающего уголовную ответственность за указанное деяние. Такой шаг, несомненно, послужил бы достижению и другой важнейшей цели законотворческого процесса: выявлению и устранению противоречий между нормами уголовного и иных отраслей права (гражданского, корпоративного, финансового, антимонопольного), а также обеспечению единства и соответствия их терминологии <1>.

<1> Виноградова Е.С. Правовые вопросы противодействия рейдерским захватам // Юрист. 2011. N 12.

Как отмечалось выше, в законодательстве определение незаконного завладения чужим имуществом отсутствует, а в научной литературе подходы к его определению неоднозначны. В научной литературе под незаконным завладением чужим имуществом, в частности, понимается:

а) агрессивная атака на компанию для захвата бизнеса или его части, то есть получение контроля над бизнесом вопреки воле основных собственников <2>;

<2> Коррупция — угроза экономической безопасности предприятий и государства: Научно-практическое издание / Под ред. Н.А. Пименова. М., 2009. С. 52.

б) враждебный захват бизнеса с нарушениями закона <3>;

<3> Долинская В.В. Криминализация корпоративных конфликтов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 3. С. 61.

в) захват имущества (ценных бумаг, производственных мощностей и бизнеса в целом — предприятия как объекта имущественных прав) помимо воли его собственника с применением средств и способов криминального характера (во всех известных случаях имели место элементы коррупции), а также приобретение крупных пакетов акций (поглощение) помимо установленной процедуры и воли менеджмента поглощаемой компании (первый вид используется в отношении юридических лиц любых организационно-правовых форм; второй — только в отношении открытых акционерных обществ) <4>.

<4> Габов А.В., Молотников А.Е. Рейдерство как правовое явление // Законодательство. 2009. N 7. С. 82.

Отметим также, что понятие незаконного завладения чужим имуществом различается по смыслу его применения для России и развитых западных стран. В России, как правило, под незаконным завладением чужим имуществом понимается недружественное поглощение предприятия, собственности, которое осуществляется преступным путем — посредством мошеннических операций, подделки документов, вымогательства, силового захвата предприятия без правовых оснований. В развитых зарубежных странах корпоративное завладение чужим имуществом подразумевает легальную практику недружественных слияний и поглощений предприятий <5>.

<5> Веселков К.В. Международный опыт противодействия рейдерским захватам // Российская юстиция. 2010. N 11.

В юридической литературе предпринимаются попытки сформулировать дефиниции, связанные с незаконным завладением чужим имуществом.

Так, М.П. Клейменов пишет, что «рейдерство есть уничтожение предприятия путем его захвата и последующего разорения в целях получения сверхприбыли» <6>.

<6> Клейменов М.П. Криминология: Учебник. М., 2008.

Д.И. Степанов характеризует корпоративные захваты как один из способов недобросовестного перехвата корпоративного контроля, то есть осуществляемого без согласия внутренних инвесторов и (или) выплаты им справедливой компенсации <7>.

<7> Степанов Д.И. Корпоративные споры и реформы процессуального законодательства // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2004. N 2.

В.В. Горбов трактует недружественное поглощение (применительно к акционерному обществу) как получение над акционерным обществом и (или) его имуществом и имущественными правами юридического и фактического контроля, вопреки воле его основных акционеров, путем использования несовершенства правового регулирования акционерных отношений и (или) путем нарушения действующего законодательства <8>.

<8> Горбов В.В. Правовая защита акционерного общества от недружественного поглощения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

С учетом указанного можно сформулировать следующее определение рассматриваемого понятия: незаконное завладение чужим имуществом — это общественно опасное противоправное деяние, связанное с незаконным приобретением права владения, пользования и распоряжения активами (частью активов) юридического лица (индивидуального предпринимателя) либо с установлением контроля над юридическим лицом (индивидуальным предпринимателем) путем незаконного приобретения права владения, пользования и распоряжения долями участников юридического лица в уставном капитале юридического лица и (или) голосующими акциями акционерного общества, причиняющее вред правам и законным интересам собственников и осуществляемое вопреки их волеизъявлению, угрожающее безопасности личности, общества и государства.

Следует заметить, что в сложившейся ситуации действующее законодательство не позволяет с достаточной эффективностью бороться с рассматриваемыми деяниями и не создает условия для нормального ведения предпринимательской и иной экономической деятельности <9>. Несовершенство норм уголовного законодательства и недостаточная урегулированность отношений в исследуемой сфере являются одним из факторов, способствующих распространению данного вида преступлений. Пробелы в уголовном законе позволяют преступникам безнаказанно совершать ряд охваченных единым умыслом противоправных действий, направленных на удовлетворение корыстных интересов личного и группового характера, влекущих утрату законными владельцами прав на имущественные комплексы и в целом контроля над оперативной деятельностью организации <10>.

<9> Аверченко Н.Н., Шкундина Ю.С. Криминализация рейдерства: взгляд цивилиста // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 7.
<10> Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2008.

Действительно, на практике незаконное завладение чужим имуществом, в частности противоправное приобретение права на осуществление управленческой (организационно-распорядительной или административно-хозяйственной) функции юридическим лицом (индивидуальным предпринимателем) с целью распоряжения его имуществом, складывается из ряда последовательных преступлений, объединенных единым умыслом. Этим, на наш взгляд, объясняется одна из основных проблем квалификации указанных деяний: многообразие форм противоправных действий, сложность установления причинной связи между ними и наступившими последствиями зачастую приводят к тому, что выделить из событий и фактов одно или несколько преступлений (установить, являются ли эти события эпизодами одного целого или случайно совпали во времени и пространстве) становится крайне трудно, а иногда и невозможно.

Процесс установления контроля над оперативной деятельностью юридических лиц (индивидуального предпринимателя) и завладения их активами сопровождается нарушениями отдельных норм различных отраслей права: материального (гражданского, арбитражного), корпоративного, процессуального, обеспечивающих нормальное функционирование государства <11>. В этой связи весьма актуальным представляется фундаментальный вывод акад. В.Н. Кудрявцева о том, что необходимо рассматривать несколько преступлений как эпизоды одного, более крупного, хищения: «Здесь возникает своеобразная конкуренция части и целого, которая вообще характерна для проблемы множественности преступлений. Большинство трудностей при квалификации множественности преступлений в том и состоит, чтобы определить, надо ли рассматривать содеянное как единичное преступление, подлежащее квалификации по одной статье (части, пункту статьи) УК РФ, или следует применять несколько статей в связи с тем, что совершено несколько преступлений» <12>.

<11> Смирнов Г.К. Проблемы применения и совершенствования уголовного законодательства России в сфере противодействия рейдерству // Российская юстиция. 2009. N 12.
<12> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006.

В течение достаточно продолжительного периода из-за недостаточности научных исследований данного криминального феномена, несовершенства законодательства и иных факторов правоприменитель при выявлении фактов противоправной деятельности в корпоративной сфере не всегда отслеживал причинную связь между ними и наступившими вредными последствиями, их взаимообусловленность, обеспеченную единым преступным умыслом, направленную на противоправное присвоение имущественных прав и управленческих функций <13>. Тем не менее специалисты пытаются обобщить практику квалификации преступлений, совершаемых в процессе противоправного перехода прав на владение, управление организацией (индивидуальным предпринимателем) и распоряжение его имуществом. Так, А. Широкова отмечает: «Рейдерские действия чаще всего подпадают под статьи 159 (мошенничество), 163 (вымогательство), 179 (принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения), 330 (самоуправство) и 327 (подделка документов). Однако далеко не всегда удается «подвести» то или иное деяние под конкретную статью Уголовного кодекса» <14>.

<13> Сергеев К.А. Криминальное рейдерство — разновидность мошенничества? // Современное право. 2011. N 5.
<14> Широкова А. Рейдерство: технологии захвата и методы противодействия // Московский бухгалтер. 2009. N 21 — 22.

Теперь более подробно обратимся к понятию «незаконное завладение чужим имуществом». Законное приобретение прав на чужое имущество в первую очередь ассоциируется с правомерной деятельностью. Любой законный переход прав всегда сопровождается словом «приобрел», а не словом «похитил». В гл. 14 ГК РФ «Приобретение права собственности» раскрываются понятие и содержание категорий «право собственности» и «приобретение». Правовая регламентация с учетом специфики приобретаемого имущества предусмотрена в земельном и налоговом праве, а также в иных нормах федерального законодательства.

Законное приобретение прав на чужое имущество влечет добровольную передачу имущества его собственником новому владельцу и прекращение у прежнего владельца прав на переданную собственность. Необходимо отметить, что в целом использование в уголовном законодательстве термина «приобретение» применительно к противоправной деятельности является не вполне оправданным, не способствует однозначному его толкованию и вызывает трудности на практике (даже несмотря на то, что законодатель указывает приемы приобретения — обман или злоупотребление доверием).

Незаконное завладение чужим имуществом и незаконное, безвозмездное изъятие чужого имущества предполагает уяснение правового смысла следующих терминов:

а) «незаконное завладение и изъятие чужого имущества» предполагает незаконное, то есть без каких-либо правовых оснований и без согласия собственника или иного законного владельца отчуждение имущества, принадлежащего ему;

б) «безвозмездность» предполагает изъятие чужого имущества без адекватного возмещения его реальной стоимости. Это может быть изъятие без оплаты либо при заведомо низкой оплате. С безвозмездностью связано наступление общественно опасных последствий в виде прямых убытков;

в) «завладение чужим имуществом» предполагает отчуждение его от собственника или иного законного владельца, то есть приобретение незаконного права собственности на имущество, не принадлежащее виновному (или) незаконное обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Обращение в пользу виновного предполагает возможность пользоваться или распоряжаться имуществом по своему усмотрению, например использовать по назначению, дарить, продавать и т.п.

Как отмечалось выше, квалификация незаконного завладения чужим имуществом проблематична в связи со множественностью состава преступления. Чаще всего незаконное завладение чужим имуществом совершается путем мошенничества, являющимся одним из видов данного преступления. Однако не всегда такого рода действия получают правильную уголовно-правовую оценку.

В большей степени квалификации незаконного завладения чужим имуществом как мошенничества по ст. 159 УК РФ способствовало бы включение в содержание понятия хищения таких действий, как неправомерное завладение правом. Причем в понятие «неправомерное завладение правом как предметом преступного посягательства» следует включить право не только на материальные, но и на нематериальные блага, а именно на организационно-распорядительные полномочия должностного лица хозяйствующего субъекта.

В соответствии с этим примечание 1 к ст. 158 УК РФ нужно изложить в следующей редакции: «Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц; приобретение права на чужое имущество или осуществление организационно-распорядительных полномочий».

Относительно квалификации другого вида незаконного завладения чужим имуществом — совершенного путем самоуправства следует помнить, что непосредственным объектом данного преступления выступает установленный порядок реализации лицом своих прав и свобод, степень общественной опасности которого выражается в первую очередь в причиненном существенном вреде, характеризующем преступление. Этот вред может быть разнообразным: материальным (имущественным и физическим), нематериальным (нарушение конституционных прав и свобод потерпевшего, дезорганизация деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя и т.п.).

Самоуправство совершается для восстановления уже нарушенного или предполагаемого права, то есть когда вред законным интересам виновного уже причинен. Именно после этого лицом совершаются самовольные действия, причиняющие существенный ущерб. Но и они в рассматриваемом нами случае должны быть направлены на незаконное завладение чужим имуществом. На это прямо необходимо указать в законе.

Таким образом, следовало бы дополнить ст. 330 УК РФ частью третьей, определив в ней особо квалифицирующие признаки самоуправства, то есть если оно: 1) совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; 2) сопряжено с незаконным завладением чужим имуществом.

Вместе с тем очевидно, что предлагаемые изменения и дополнения уголовного законодательства не в полной мере решают проблему полноценной криминализации незаконного завладения чужим имуществом. Для этого крайне необходимо сконструировать и принять специальную норму, устанавливающую уголовную ответственность за данное деяние.

Новая редакция Ст. 359 ГК РФ

1. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

2. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом.

3. Правила настоящей статьи применяются, если договором не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 359 ГК РФ

1. Право удержания характеризуется следующими чертами:

а) производностью. Оно может возникнуть постольку, поскольку существует обязательство, и данное обязательство должником не исполняется;

б) неделимостью предмета удержания. Кредитор вправе удерживать всю вещь целиком (все имущество, подлежащее передаче);

в) незаменимостью предмета удержания.

Кроме того, право кредитора удерживать вещь должника характеризуется правом следования:

— во-первых, кредитор сохраняет право удержания вещи, несмотря на то что, после того как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (п. 2 ст. 359 ГК РФ);

— во-вторых, при переходе права требования к другому лицу новый кредитор одновременно получает и право удержания (ст. 384 ГК РФ).

2. Кредитор, удерживающий вещь должника, имеет право на возмещение расходов по хранению данной вещи (ст. 15 ГК РФ). Правами пользования и распоряжения удерживаемой вещью кредитор не обладает.

3. При наличии указанных в комментируемой статье юридических фактов право удержания имущества должника возникает непосредственно из закона (в отличие от большинства других способов обеспечения исполнения обязательств, возникающих на основании договора).

Другой комментарий к Ст. 359 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Существо удержания как способа обеспечения исполнения обязательств состоит в праве кредитора удерживать оказавшуюся у него вещь должника до погашения долга под угрозой удовлетворения требований за счет стоимости удерживаемого имущества.

Удержание является также одним из проявлений самозащиты, поскольку допускается лишь при нарушении прав кредитора, осуществляется с целью пресечь это правонарушение, является адекватной защитой интересов кредитора и применяется кредитором без обращения к суду.

Правило об удержании сформулировано в виде норм, общих для всех обязательств. Удержание обеспечивает обязательство между должником и кредитором независимо от его субъектного состава и от того, из чего оно возникает — из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК.

2. В силу абз. 1 п. 1 ст. 359 по общему правилу удержанием вещи, подлежащей передаче должнику либо лицу, им указанному, могут быть обеспечены требования кредитора по оплате этой вещи или возмещению связанных с ней убытков. При соблюдении этих условий в роли кредитора, правомерно удерживающего вещь должника, могут выступать: хранитель по договору хранения, если поклажедатель уклоняется от оплаты услуг по хранению; перевозчик по договору перевозки, не выдающий груз получателю до полного расчета за перевозку; подрядчик, не передающий заказчику созданную вещь до оплаты выполненной работы, и т.д.

Согласно же абз. 2 п. 1 комментируемой статьи в отношениях между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, сфера применения удержания шире. Удержанием вещи должника могут обеспечиваться любые обязательства, в том числе и такие, которые не связаны с оплатой удерживаемой вещи или возмещением издержек на нее или других убытков. Частным случаем такого удержания вещи является правило договора подряда, предусмотренное ст. 712 ГК, в соответствии с которым подрядчик в случае неуплаты заказчиком обусловленной цены вправе удержать не только результат работы (готовые швейные изделия, отреставрированную мебель и т.п.), но и другое, оказавшееся у подрядчика имущество заказчика: принадлежащее ему оборудование, вещи, переданные для переработки, остаток неиспользованного материала. Аналогичное правило закреплено в ст. 996 ГК, позволяющей комиссионеру удерживать находящиеся у него вещи комитента в обеспечение своих требований по договору комиссии. При этом удержание правомерно, даже если эти требования не связаны с оплатой вещи, а представляют собой право на комиссионное вознаграждение (см. также п. 3 ст. 972).

3. Предметом права удержания, согласно комментируемой статье, могут служить вещи. Это означает, что предметом права удержания ни при каких обстоятельствах не могут быть имущественные права. Круг вещей, которые могут быть предметом удержания, не определен в ГК. Нет в нем и каких-либо специальных ограничений относительно предмета права удержания. Значит, это прежде всего вещи, не изъятые из оборота. Полагаем вместе с тем, что правило о предмете права удержания не подлежит расширительному толкованию. Отсутствие в ст. 359 каких-либо ограничений по предмету удержания еще не означает возможность удержания любой не изъятой из оборота вещи, включая деньги. Недвижимое имущество, к примеру, не может служить предметом удержания, поскольку сделки с ним, как правило, подлежат государственной регистрации. Требование же государственной регистрации противоречит существу правоотношений, возникающих при осуществлении кредитором права удержания имущества. Да и ст. 131 ГК, а также Закон о регистрации прав на недвижимость не включают право удержания в перечень обременений недвижимого имущества, подлежащих государственной регистрации.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

КонсультантПлюс: примечание.

Книга С.В. Сарбаша «Право удержания в Российской Федерации» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003 (издание 2-е, исправленное).

Из круга предметов права удержания следует, на наш взгляд, исключить также вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги, в силу их заменяемости. Подобный вывод основан на том, что право удержания применяется в отношении собственности (права хозяйственного ведения, оперативного управления) другого лица. Право же собственности и иное вещное право может распространяться лишь на индивидуально-определенные вещи. При возникновении же обязанности по возврату денег или иных вещей, определяемых родовыми признаками, можно вести речь о зачете встречного требования, но не об удержании имущества. Такая позиция представляется вполне адекватно отражающей положения действующего законодательства. К подобному выводу можно прийти также при буквальном толковании положений ст. 997 ГК. Указанная норма позволяет комиссионеру удерживать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комиссионера, именно путем зачета встречного однородного требования. Этот вывод подтверждается и позицией Высшего Арбитражного Суда РФ относительно правомерности прекращения обязательства комитента перед комиссионером зачетом встречного однородного требования (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). На наш взгляд, именно зачет имеет место и в случае, предусмотренном п. 5 ст. 875 ГК о праве банка, исполнившего инкассовое поручение, удержать из инкассированных сумм причитающиеся ему суммы. Подобный подход нашел отражение и в литературе (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 448 — 449; Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательства. М., 1998. С. 157, С. 160 — 161).

4. Право кредитора на удержание зависит от соблюдения ряда условий. Из содержания п. 1 комментируемой статьи вытекает, что применение удержания возможно лишь в отношении вещи, принадлежащей другому лицу — должнику. Иными словами, допустимо удержание лишь «чужой» вещи. Невозможно удерживать (в смысле ст. 359) имущество, принадлежащее на праве собственности кредитору. Этот вывод следует и из буквального толкования п. 1 ст. 329 ГК, согласно которому исполнение обязательства может обеспечиваться, в частности, удержанием имущества должника. Если же кредитор отказывается передавать должнику свое имущество на основании неисполнения встречного обязательства должника (т.е. имеет место удержание кредитором собственной вещи), то отказ в выдаче вещи может основываться на неисполнении договора лицом, требующим выдачи, но не на праве удержания. Так, согласно п. 2 ст. 487 ГК в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила ст. 328 ГК о встречном исполнении обязательства. Согласно этим правилам в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение или отказаться от исполнения. Исходя из сказанного, следует разграничивать институт удержания и институт встречного исполнения обязательства. Удержание собственной вещи на основании неисполнения встречного обязательства должника представляет собой правоотношение, предусмотренное ст. 328 ГК.

Необходимым условием для приобретения права на удержание вещи должника является отсутствие со стороны кредитора каких-либо неправомерных деяний по завладению чужой вещью. Это право возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли. В настоящее время позиция Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении соблюдения требования о правомерности завладения удерживаемой вещью определяется положением, выраженным в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» (Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). Согласно материалам дела арендодатель удерживал принадлежащее арендатору оборудование, оставшееся в арендовавшемся помещении после прекращения договора аренды, в обеспечение обязательства арендатора по внесению арендной платы за данное помещение. Арендатор обратился с иском о возврате оборудования из чужого незаконного владения. Суд отклонил требование истца. В качестве одного из критериев правомерности удержания арендодателем принадлежащего арендатору оборудования Президиум ВАС РФ четко указал на отсутствие со стороны арендодателя каких-либо неправомерных деяний по завладению оборудованием.

Важнейшим условием применения кредитором норм об удержании является фактическое нахождение вещи во владении кредитора, т.е. наличие у него вещи в натуре. Выбытие вещи из его фактического владения прекращает право удержания. Подобный вывод основывается на буквальном толковании абз. 1 п. 1 ст. 359, согласно которому кредитор, у которого находится вещь должника, вправе ее удерживать.

5. Согласно абз. 1 п. 1 комментируемой статьи удержание вещи возможно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет выполнено, т.е. до момента погашения долга.

Вместе с тем возможно прекращение права удержания вещи и до погашения долга, т.е. досрочно. Специальные правила прекращения указанного права до погашения долга установлены, в частности, п. 2 ст. 996 ГК. Если комитент, вещь которого удерживается комиссионером, объявляется несостоятельным, право удержания вещи прекращается. Вещь включается в общее имущество комитента, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов. Комиссионер же приобретает право на удовлетворение его требований как залогодержатель наравне с требованиями других залогодержателей (см. комментарий к ст. 996).

6. Вполне допустимо приобретение третьим лицом права на удерживаемую вещь (права собственности или иного вещного права) в результате возмездного или безвозмездного отчуждения либо в порядке универсального правопреемства (дарение, наследование, купля-продажа, реорганизация юридического лица и т.п.).

В подобных случаях принадлежащее кредитору право удержания сохраняется за ним и по отношению к новым титульным владельцам (п. 2 ст. 359). Указанный признак права удержания подобен такому признаку залога, как право следования. Удержание следует за вещью, и у субъекта вместе с правом собственности или иным вещным правом появляется обременение. Вместе с тем нельзя отождествлять право следования при залоге и при удержании. При удержании данное право ограничено только случаями, когда имущество находится во владении кредитора. И, напротив, при выбытии имущества из владения кредитора удержание не следует за вещью, поскольку, как уже отмечалось, прекращается само право удержания. Поэтому субъект права удержания не обладает правом истребовать вещь у третьих лиц. В то время как залогодержатель наделен подобным правом (см. комментарий к ст. 347).

7. Возможность удерживать вещь возникает у кредитора в силу закона и не требует дополнительной регламентации в договоре. Сказанное, однако, не означает, что право удержания либо условия его осуществления не могут быть предусмотрены соглашением сторон. Более того, согласно п. 3 комментируемой статьи положения ГК об удержании носят диспозитивный характер. Следовательно, стороны вправе предусмотреть в договоре условия удержания, отличающиеся от установленных в законе, либо исключить применение названного способа обеспечения исполнения обязательств или предусмотреть возможность удержания в случаях, не указанных в законе. К примеру, стороны договора, не являющиеся предпринимателями, вправе распространить на отношения между собой правила об удержании вещи в обеспечение требований, не связанных с оплатой удерживаемой вещи.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*